Церковное Послушание — Протодиакона

sobor_thomassunday_2015_5Ни одно богослужение, которому нужно придать особенную торжественность, не обходится без диакона, который своим присутствием и голосом украшает службу.
Один из диаконов нашей австралийской епархии, Константин Мошегов, несколько лет выполнял послушание в церкви Всех Святых в Кройдоне и в Петропавловском соборе, а недавно он был посвящен в сан протодиакона епископом Георгием.

Редактор «Единения» попросил о. Константина рассказать о том, как он пришел в церковь и какие качества, с его точки зрения, является главными для диакона.
— Многие будущие священники начинали ходить в церковь с детских лет, вместе с родителями. А как получилось у вас?
— Родители мои из Харбина, а я родился в Австралии. В детстве я не так часто ходил в церковь, в основном, на большие праздники.
Учился в католической школе. Так что в целом религия была со мной с детства, хотя глубоко об этом я не задумывался. Когда я поступил в университет, стал больше интересоваться, читать о религии, и понял, что православие подходит мне по духу и стал регулярно посещать церковь.

— Кто повлиял на вас в эти годы?
— Началось это еще в Блэктаунском храме при о. Михаиле Константинове. Он научил меня читать по-церковнославянски. О. Михаил Бойков также сильно повлиял на меня. Потом меня постригли в чтеца, а когда женился — в иподиакона. В 2007 году я был рукоположен в диаконы, а в этом году — в протодиаконы.
Сейчас, я бы сказал, на меня особое влияние оказывает о. Георгий Лапардин, мой духовник. Я служу и в соборе, и в храме в Кройдоне. Нахожу я поддержку и помощь у нового настоятеля храма Всех Святых о. Семена, с которым у меня складываются хорошие взаимоотношения. Он родился в Австралии, говорит на двух языках, легко понимает нас. О. Семен закончил семинарию, у него высокое знание богословия.
В соборе мне приходится служить вместе с протодиаконом Александром Котляровым. Он также мне немало помогает. У меня не было возможности учиться в семинарии, я, можно сказать, в богословии самоучка, поэтому с радостью воспринимаю помощь.

— У вас отличный русский язык, вы говорите без акцента, а вы ведь родились в Австралии.
— Ну, я бы не сказал, что отличный. По-русски мы говорили в семье, затем я брал частные уроки много лет, и церковь, конечно, помогла также. Священники и диаконы в храме обычно говорят по-русски.

— Что главное нужно знать диакону или протодиакону, чтобы выполнять свои обязанности?
— Первое — это верить и любить Бога. Второе необходимое качество — это любовь к церкви и признание, что Православие — это историческая церковь, которая пронесла идеалы Христа с самого начала и старается держаться старых традиций. Необходимо также знание богословия, знание Библии. Конечно, нужно знать наши обычаи, как служить, как вести себя в храме, знать порядок служб. Совсем не мешает иметь голос и слух. Хотя в этом я пока не на 100%, но я стараюсь поднять свой уровень. Но самое главное, я считаю, любить Бога и Церковь.
У нас есть много очень образованных священников, имеющих степени, а есть и простые самоучки, но которые любят Бога и стараются свой стандарт держать высоко. И у них это также получается хорошо. Я думаю и прихожане и, конечно, священники в алтаре чувствуют, кто это делает от души, а кто просто как на сцене актер. Бывают и такие иногда, к сожалению. К счастью, в Сиднее у нас духовенство очень искренне относится к Богу и своим обязанностям.

— Я знаю, что большая часть священников у нас в епархии и, наверное, все диаконы должны работать помимо церкви, зарабатывать на жизнь.
— За моё участие в службах я не беру денег, все что полагается диакону — жертвую для храма. Делаю это по велению моей души. Я доктор, закончил в Сиднейском университете медицинский факультет, потом работал на практике лечащим врачом, даже роды принимал, затем поступил учиться на специалиста. Это занимает еще 4 года, стал специалистом-офтальмологом, глазным хирургом.
Два года мы с женой прожили в Англии, а затем вернулись в Сидней. Я открыл частную практику и параллельно работал в больнице Concord Hospital 12 лет. Когда стал диаконом, понял, что это слишком много для одного человека, и я оставил больницу. Сейчас продолжаю частную практику в центре города на улице Macquarie. Так я зарабатываю, чтобы содержать семью. У меня двое детей, дочке Софии 18 лет, она мечтает быть врачем и учится в университете на отделении Medical Science, а сыну Юлиану 15 лет, он еще в школе и мечтает заняться бизнесом.

— Как ваша жена отнеслась к тому, что вы стали диаконом?
— Моя жена родилась в русской семье, мама у неё из Харбина, а папа из Тяньцзина. Я могу сейчас сказать, что я стал ближе к церкви под её влиянием. Когда мы женились, мы стали приходить на все службы, соблюдали полностью пост, также по её настоянию.
Но когда я решил принять сан диакона, жена была не совсем готова к этому. Но, затем, конечно, согласилась. Я думаю, она почувствовала мое желание и поняла, что все-таки от матушки диакона не столько ожидается, как от матушки священника. Я очень благодарен ей за поддержку.

— Что изменилось в вашей жизни после прихода в Церковь?
— Церковь заставляет думать о Боге и царстве Небесном. В обычной жизни так легко отвлечься на материальные вещи — как побольше заработать, как выплачивать банку за жилье, или купить еще больше дом, лучше машину, свозить семью в отпуск за границу. И люди об этом думают и думают. И забывают о более важных вещах — о спасении своей души. А когда ты при церкви — тебе об этом напоминает вся обстановка, всё окружение. Ты помнишь, что жизнь на земле временная.
Будучи диаконом, я читаю больше Библию. Каждое воскресенье до службы я готовлюсь, читая Евангелие. Я не всегда все понимаю сразу, из-за трудностей языка. Поэтому я читаю сначала по-церковнославянски, а потом читаю то же самое по-английски. А изучая Священное Писание, понимаешь, что у нас есть нечто большее, чем только то, что мы видим вокруг себя. А если не читать, не готовиться к службе, а просто стоять в храме, то мысли легко уходят в наш повседневный материальный мир.
В России сейчас священнослужители не так плохо зарабатывают. Это и деньги, и престижная карьера для некоторых, особенно для тех, у кого есть талант и образование. А при церкви в Австралии о карьере говорить не приходится. Клирики несут свои послушания потому, что любят Бога. Нам повезло, в нашей епархии замечательные священники и диаконы — искренние, у них слова Божие идут от сердца.

Владимир Кузьмин

http://unification.com.au/