Монашеский постриг отца Петра

“Кто может вместить, да вместит” (Мф 19: 12)

Монашество – великая Божия тайна. И для тех, кто дерзает вступить в эту святую тайну и приобщиться к истинному духу иночества, на все времена сохранил Господь в писаниях опыт Отцов, которые прошли этим путем в радость Вечности.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин).

8 июня Высокопреосвященнейший Иларион митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский, архиепископ Сиднейский и Австралийско-Новозеланский, первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей совершил монашеский постриг в малую мантию отца Петра (Жигалина), а те, кто сподобился присутствовать при совершении таинства Монашеского пострига, стали не только свидетелями вступления отца Петра на путь иноческого жития, но, наверное, больше задумались о тех путях, по которым мы все идём к Богу.

Таинство Монашеского пострига совершается при закрытых дверях, без всякой огласки, а постригаемых, если постриг совершается в монастыре или в приходе, где уже есть монашествующие, со всех сторон закрывают мантиями сопровождающие их монахи. Так было и при постриге отца Петра. Молящиеся собрались на утреню, а когда она закончилась, то отец Симеон объявил с амвона, что митрополит Иларион будет совершать монашеский постриг отца Петра. Наверное, и то, что очень редко можно стать свидетелем совершения таинства Монашеского пострига (ведь это Таинство), и то, что во время совершения Таинства Монашества митрополитом Иларионом не хотелось ни на что отвлекаться и не хотелось никого отвлекать от совершения самого Таинства, и то, что фотографировать постриг как-то нескромно, хотя некоторые фотографии (благословение на это было получено), были сделаны, помогло сосредоточиться, молитвенно переживать и ощущать то особое чувство, когда сердце трепещет, а ум старается запомнить каждое слово молитвы или песнопения. Это уже потом, после пострига, появилось множество вопросов и о том, почему появилось монашество, и о том, какая страна почитается его родиной, и о том, кто были первые русские иноки, и о том, по какой причине чёрное монашеское облачение отличается от обычной мирской одежды. Вопросы, вопросы, вопросы… Это хорошо, когда появляются вопросы. Это значит, нет в нашей жизни места праздности (ведь, чтобы задать вопросы, надо потрудиться, чтобы найти ответы на вопросы, тоже надо потрудиться), нет в нашей жизни бессмысленного созерцания, нет топтания на месте, а есть стремление двигаться вперёд, узнавать новое, учиться хорошему, доброму, вечному, как это делали первые христиане, которые жили по Евангелию, и жизнь их была чистой и святой. Если же кто из верующих искал высшего подвига, то они или раздавали своё имущество бедным, или по примеру Божией Матери, святого Иоанна Предтечи, апостолов Павла, Иоанна и Иакова принимали на себя обет девства и проводили время в непрестанной молитве, посте, воздержании и труде. Но они не удалялись от мира, а жили вместе со всеми. Таких людей называли аскетами, т.е. подвижниками. Христианство распространялось довольно быстро, и строгость жизни среди христиан стала ослабевать. Тогда подвижники стали удаляться жить в горы и пустыни и там, вдали от мира и его соблазнов, вели строгую подвижническую жизнь. По тому образу жизни, который они вели, их и стали называть отшельниками и пустынниками. Вот так и возникло монашество или иночество.

Родиной монашества почитается Египет, а отцом и учредителем — преподобный Антоний Великий. Это он основал отшельническое иночество, которое состояло в том, что каждый инок жил отдельно друг от друга в хижине или в пещере, предаваясь посту, молитве и трудам (иноки плели корзины, циновки) на пользу свою и бедных. Но все они находились под руководством одного начальника или наставника, которого называли авва (что значит “отец”).

Но еще при жизни Антония Великого появился и другой род иноческой жизни. Подвижники собирались в одну общину, трудились каждый по своей силе и способностям на общую пользу и подчинялись одним правилам, одному порядку, так называемому уставу. Такие общины назывались киновиями или монастырями. Аввы монастырей стали называться игуменами и архимандритами. Основателем этого нового рода иноческой жизни считается преподобный Пахомий Великий.

Именно из Египта иночество распространилось в Азию, Палестину и Сирию, а потом перешло и в Европу.

На Руси иночество началось с принятием христианства. Его основателями были преподобный Антоний и преподобный Феодосий, жившие в Киево-Печерском монастыре.

Посвятить себы монашеству могут немногие. Ведь не у каждого есть непреодолимое внутреннее желание иноческой жизни, чтобы всецело посвятить себя на служение Богу, отказавшись от всех земных интересов, развивать в себе силы духовной жизни, во всем исполняя волю своих духовных руководителей, отказаться от своего старого имени и духовно служить миру, охранять мир, молится за мир. Сам Господь так сказал об этом: “Кто может вместить, да вместит” (Мф. 19: 12). А святой Афанасий Великий писал в послании к монаху Аммулу: “Два суть чина и состояния в жизни: одно — обыкновенное и свойственное человеческой жизни, т.е. супружество; другое — ангельское и апостольское, выше которого быть не может, то есть девство или состояние иноческое”.

Монашеский образ – это знак покаяния. Именно поэтому отец Пётр, как вступающий в него, стоял в притворе, как в месте, определённом для покаяния, без одежд, в одной только длинной рубашке из простой ткани (хитоне или как его ещё называют, власянице, которая в прежние времена ткалась из верблюжьей или овечьей шерсти, надевалась на голое тело, которое жёсткий волос всё время колол, напоминая о безропотном терпении всех жизненных трудностей), босой и с непокрытой головой. «А сам себя удаляя от мира, (монах) приносится подобно дару, и стоит пред дверьми, как еще не принадлежащий к ангелам и людям равноангельным, но как кающийся стоит пред раем и небом, умоляя о входе. … он и обнажен от мирских одежд, бос и непокровен. Первое потому, что он отверг все излишнее и мирское; а второе – потому, что он беден и нищ, как лишенный богатства разбойниками, страшно избитый и израненный, оставленный нагим и лежащим полумертвым», – говорит об этом Симеон Солунский.

А потом клирос под управлением регента Николая Коваленко трижды пел седальный тропарь Недели о блудном сыне “Объятия отча отверсти ми потщися…”, а отец Петр, которого сопровождал отец Кирилл (Гаврос) просто распростирался в начале, в середине храма и перед амвоном. Встав, он оказался лицом к митрополиту Илариону, который стоял на амвоне, а потом припал к отцу Кириллу. «И приводимый припадает, – говорит Симеон Солунский, – трижды, в честь Троицы, и три раза восстает; приблизившись к священным дверям, как к нему, он припадает пред настоятелем, как пред Отцем Небесным, и ласково приемлется им, как сын заблудший, возвратившийся из далёких стран. Потом он припадает к братиям, как старейшему сыну, испрашивая прощения и умоляя не гневаться на него за то, что он оскорбил их своей бессловесною жизнью. Затем вместе с ним он обращается к Отцу Небесному».

Принимая постриг, отец Петр дал три основных обета: нестяжания, целомудрия и послушания. О значении каждого обета скажем только кратко, так, чтобы составить о них первое представление.

Нестяжание можно понимать по-разному. Но прежде всего нестяжать – это значит относиться ко всему, что имеешь, так, будто это взято взаймы.

И обет целомудрия не сводится только к безбрачию. Целомудрие говорит о том, что человек должен «целостно мудрствовать», то есть во всех своих поступках и помыслах руководствоваться «мудростью, сходящей свыше», которая есть Сам Христос.

И, наконец, послушание. Этот монашеский обет может быть исполнен по-разному: монах в монастыре находится в послушании у своего игумена, монах, служащий на приходе,—у своего епископа. Но самое главное, что монах помнит то, что его жизнь уже не принадлежит ему, она отдана Богу, Церкви и людям. Монах приносит пользу в отношении Бога, если постоянно работает над собой, растёт духовно. Он приносит пользу Церкви, если совмещает свою монашескую жизнь со служением Церкви в сане священника, или если, не будучи священником, занимается какой-то другой церковной деятельностью, например, благотворительностью, преподаванием. Монах приносит пользу людям, если передает им тот духовный опыт, который накопил в себе, или накапливает в себе этот опыт, чтобы потом поделиться им с людьми, или просто молится за людей.

«Возми ножницы и подаждь ми я», – раздался мягкий, но твёрдый голос митрополита Илариона. И отец Петр трижды брал ножницы с Евангелия и подавал их владыке в знак исключительной добровольности пострижения. И вот владыка постригает верх головы отца Петра крестообразно и нарицает ему новое имя – Пантелеимон. Святой Дионисий так объясняет значение крестообразного пострига: «Печать крестовиднаго образа означает вообще бездействие всех плотских похотей. А постриженние власов означает чистую и непритворную жизнь, которая не украшает греховное состояние души своей никакими вымышленными прикровами и возводит себя к богоподобию не человеческими украшениями, но одними особенными добродетелями». Эту же мысль подтверждает и Симеон Солунский, который говорит: «…на голове его постригаются крестообразно волосы во имя Святой Троицы. Троицею он посвящается, а знамение креста являет его мертвенность для мирка, и что он знаменуется распятым за нас; через пострижение же и отьятие волос он приносит начаток от своего тела, как жертву, потому что посвящает всего себя Христу и отвергает все излишнее и мирское».

После пострижения отец Пантелеимон был облачён в монашеские одежды. Монашеское облачение чёрное, что является символом покаяния, скорби о грехах, плача об утраченном райском блаженстве. Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет, что красивая, яркая одежда не подходит для плачущих о своей умершей душе; им подходит одежда черная, в которую люди облекаются в знак своей глубокой печали. Прекрасно объясняет значение монашеских одежд, как и самого монашества, и древний писатель-подвижник – святитель Симеон Фессалоникийский: “Священнейший образ монашеский… называется также одеждою покаяния, как (образ жизни) скорбной, смиренной и самоуничиженной, не терпящей излишеств и чуждой всякого человеческого пристрастия, не только не увлекающейся никакими мирскими помыслами, и словами, и делами, но и отрешающейся, и бегущей от мирских забот…

Потому-то и темны одежды монаха, что помнит он о смерти и о вечном плаче, живет не здешней жизнью, но жаждет иной – нетленной жизни, к которой и стремится усильно. Посему-то тот, кто есть истинный монах, по Павлу, и здесь Христа любит так, что ничто не может разлучить его от любви ко Христу (Рим 8, 35), и разрешиться желает и со Христом быти (Филип.1, 23)”.

Поверх власяницы владыка Иларион надел на отца Пантелеимона параман, небольшой четырехугольный плат с изображением креста и других орудий страдания Спасителя и с изображенными на нем словами святого апостола Павла из его послания к галатам: “Аз бо язвы Господа Иисуса на теле моем ношу” (Гал 6, 17).

Затем отцом Пантелеимоном был надет подрясник (черное платье), своей простотой напоминающий только что данный обет добровольной нищеты, а также слов святого апостола Павла: “Вменяю вся уметы быти, да Христа приобрящу” (Филип 3, 8).

Следующая одежда, в которую был облачён отец Пантелеимон, – ряса, которую митрополит Иларион в чине монашеского пострига назвал “одеждой веселия и радования”. Это одеяние знаменует собой отложение всех печалей и смущений, которые происходят от постигающих нас скорбей и бед, и непрестанное духовное радование, приобретаемое монашествующим благодаря стяжанию благодати Святого Духа. Пояс, который подал владыка отцу Пантелеимону для препоясования, по объяснению преподобного аввы Дорофея, также имеет свое символическое значение. Прежде всего, по словам преподобного, он является символом того, что монах постоянно должен быть готов к подвижническому деланию, ведь и в обычной жизни мы, желая приступить к какому-либо делу, сначала опоясываемся и уже потом начинаем трудиться; недаром и Господь в Евангелии говорит: “Да будут чресла ваша препоясана” (Лк 12, 35). Во- вторых, поскольку пояс сделан из мёртвой кожи, то препоясование им символизирует умерщвление тела и обновление духа, а также напоминает слова апостола: “Умертвите уды ваша, яже на земли: блуд, нечистоту, страсть, похоть злую…” (Колос 3, 5).

Вслед за этим отец Пантелеимон был облачён в мантию, которую владыка Иларион в чине пострига именовал “ризой спасения” и “броней правды”. С одной стороны, мантия означает охраняющую и покрывающую силу Божию, с другой, – неуклонное исполнение монахом правил избранного им образа жизни. У мантии нет рукавов, что знаменует собой то, что у монашествующего ни руки, ни другие члены тела не свободны для мирской деятельности, для греха. Кроме того, мантия очень просторна и может свободно развеваться, чем напоминает крылатых быстродвижных ангелов и обозначает, что монах, как ангел, должен быть всегда готов ко всякому Божьему делу. Святой Герман говорит, что «мантия являет образ ангельских крил, почему и называется ангельским образом». А Симеон Солунский более подробное объяснение даёт: «напосоледок (монах) облекается в мантию, которая покрывает собою всего и все, что прежде возложено. …мантия есть одежда совершительная и объемлет, и выражает всепокрывающую силу Божию, а также строгостьо, благоговение и смирение монашеской жизни, и что у монаха ни руки, ни другие члены не живут и не свободны для мирской деятельности, но все мертвы: свободна у него только голова, устремлённая к Богу, глава всечестная, мудрствующая, божественная и к Богу стремящаяся».

Получил из рук владыки отец Пантелеимон и клобук, который в чине пострига именовался «шлемом спасения и непостыдного упования».

Обулся при пострижении отец Пантелеимон и в сандалии, чтобы «не повредил он мысленных ног души, не был уязвлён мысленными змиями в пяту помыслов, но чтобы наступал на них и попирал льва и дракона, скрытых завистливых зверей злобы; чтобы неуклонно поспешал по пути евангельскому, как бы бежал горе, где он сподобился назначенной нам жизни небесной”, – говорит Симеон Солунский.

Вручил митрополит Иларион отцу Пантелеимону и чётки, называемые при этом мечом духовным, и завещал непрестанное, деннонощное моление молитвою Иисусовою: “Приими, брате Пантелеимон, меч духовный, иже есть глагол Божий, ко всегдашней молитве Иисусове, всегда бо имя Господа Иисуса во уме, в сердце и во устех своих имети должен еси, глаголя присно: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго».

Принял отец Пантелеимон из рук владыки также крест и свечу. Крест – как символ веры и напоминание слов Господа: “Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возьмет крест свой, и последует Ми” (Мф 16, 24). Свечу же – как символ того, что новопостриженный должен чистым и добродетельным житием стать “светом миру”, по слову Спасителя: “Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, Иже на небесех” (Мф 6, 16). Его Высокопреосвяшенство Высокопреосвященнейший митрополит Иларион обратился к отцу Панелиимону с приветственным словом, в котором поздравил отца Пантелеимона, прежде бывшего послушником и рясофорным монахом, с принятием монашеского пострига. Владыка Иларион напомнил о том, что святитель Игнатий (Бранчанинов) монашеское жительство называет евангельским жительством, примеры которого многочисленны (владыка назвал всего несколько примеров, которые, пожалуй, нельзя было не назвать: жизнь Пресвятой Богородицы, киево- печерских монахов, преподобного Силуана Афонского). А чтобы показать, что новопостриженный отрешается от всего мирского, от прежней жизни, ему, как объяснил владыка Иларион, даётся новое имя. Новое имя отец Петр получил в честь великомученника Пантелеимона, который умер мученической смертью, а теперь молится за всех больных. Но самое главное, о чём сказал в своём приветственном слове митрополит Иларион, – это то, что отец Пантелеимон теперь будет молится не только за себя, а за весь мир, а поможет ему в этом любовь, которую заповедовал Господь.

А в заключение отец Пантелеимон чествовался целованием. Каждый из присутствовавших подходил к отцу Пантелеимону вопрошая его новое имя и желая ему «спасаться о Господе».
Храм опустел. Только отец Пантелеимон остался в храме на ночь, где он читал Псалтирь и Евангелие. А те, кто сподобились присутствовать при Таинстве Монашеского пострига, не могли не задуматься над тем, что видели, над словами приветствия, сказанными митрополитом Иларионом, над тем, кто он – монах.

«Некоторые говорят, что монахи должны служить миру, чтобы не ели народный хлеб даром, но надо понять, в чем это служение и чем монах должен помогать миру, – пишет преподобный Силуан Афонский. – Монах – молитвенник за весь мир, и в этом его главное дело… Благодаря монахам на земле никогда не прекращается молитва, и в этом – польза для всего мира… Преподобный Сергий постом и молитвою помог русскому народу освободиться от татарского ига. Преподобный Серафим мысленно помолился, и Дух Святой сошел на Мотовилова. И это есть дело монахов… Ты, может быть, скажешь, что теперь нет таких монахов, которые молились бы за весь мир, а я тебе скажу, что когда не будет на земле молитвенников, то мир кончится… Мир стоит молитвами святых”.

На следующий день, 9 июня, состоялась божественная литургия, которую возглавил Высокопреосвященнейший Иларион митрополит Восточно- Американский и Нью-Йоркский, архиепископ Сиднейский и Австралийско-Новозеланский, первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей в сослужении иерея Симеона Кичакова, протодьякона Василия Козулина, дьякона Александра Абрамова, дьякона Самуила Вишневского, иподьяконов Терентия Полоротова и Николая Коваленко. Во время литургии отец Пантелеимон был возведён в чтеца, иподьякона и иеродьякона.

А в конце литургии митрополит устроены так, что всё было Иларион выступил со словом, в которм сказал: «Каждый день в церковном календаре отмечается память святых угодников Божиих. Нет одинакового дня. Каждый день – великое богатство, то духовное богатство, то наследие, которое мы получили от Господа через святых апостолов, через святых Отцов Церкви, которые своими подвигами, своими поучениями объясняют Священное Писание, наставляют нас в том, как выполнять заповеди Божии. Мы празднуем память святых, которые подвизались в разное время. Сегодня мы поминаем священномученика Ферапонта епископа Сардийского. Есть преподобный Ферапонт Белозерский и преподобный Ферапонт Монзенский, которые подвизались на русской земле в разное время. Сегодня мы также поминает святого Иоанна Русского, который попал в плен к туркам и был рабом в доме богатого человека в Египте. Но по своей натуре он был очень хорошим и вёл благочестивый образ жизни. Его очень любил хозяин. Иоанн жил с животными, но во всякую свободную минуту молился. Уже при его жизни были совершены чудеса по его молитвам. Он очень почитается православными греками. О нём позже узнали и русские православные люди. Многие приходят к его нетленным мощам, которые находятся на острове Эвия в Греции, чтобы помолиться.

Сегодняшний день и сегодняшняя служба особенно радостны для нас всех ,в этом приходе и в нашей Австралийско- Новозеландской Церкви, потому что сегодня раб Божий монах Пантелеимон, который вчера был пострижен в малую схиму, сегодня был возведён по степеням: сначала пострижен в чтеца, потом возведён в сан иподьякона и затем был рукоположен в дьяконский сан.

Дьяконское служение очень важное в церкви. Оно было установлено святыми апостолами. Когда мы читаем «Деяния святых апостолов», то узнаём, что ранняя Церковь имела всё общее, то есть верующий народ приносили своё имущество и этим заботились обо всём и обо всех. Первые христианские общины были устроены так, что всё было общим. Те, кто побогаче, заботились о бедных. Особую заботу проявляли о вдовах и паломниках, о сиротах. Но потом появилась проблема: вдовы начали жаловаться, что помощи недостаточно. Апостолы не могли заниматься и проповедью (ведь они направлялись в разные концы тогдашнего мира, чтобы рассказать людям о Христе, о Его Воскресении и благодатной помощи, которую Он посылает) и заниматься решением общественно- социальных вопросов. Тогда они решили установить дьяконов, особый чин, который будет заботиться о «столах». И вот они избрали семь достойных человек и возложили на них руки., то есть они их рукоположили, призвав Божье благословение, Божью благодатью. Эти семь человек стали первыми дьяконами. Среди них первый старший был архидьякон Стефан, который потом стал первомученником. Эти первые семь дьяконов и стали заботиться о социальном состоянии христианских общин. А в Церкви образовались три степени священства: дьяконский, священнический, епископский. Первыми епископами были апостолы. Они рукополагали других достойных людей, которые могли бы заменить их, когда они уйдут из этого земного мира. Так было установлено апостольское приемство. Это приемство существует в Православной Церкви до сегоднящнего дня. Причём епископ рукополагается соборно, то есть не один еписком рукополагает, а собираются два или три епископа, которые и возлагают руки на нового кандидата. Так от самого Господа Бога идёт апостольское приемство в Православной Церкви. Епископский долг, кроме надзирательства над церквью, совершение рукоположений, духовное окормление паствы, совершение таинств, проведение наставлений, отпуск грехов тем, кто приходит для покаяния. Дьяконское сословие помогает епископам и священникам. Сами дьяконы не совершают таинств, но они помогают при совершении таинств и при совершении богослужений.

Сегодня мы от всей души поздравляем новопоставленного дьякона отца Пантелеимона, который в монашестве называется иеродьякон. Желаем ему от Господа Бога великих и богатых милостей, чтобы его душа и сердце всегда были согреты благодатью Святого Духа, чтобы он всегда любил дом Божий, богослужения, заботился о них и заботился о всех, кто нуждается. Мы знаем его, и мы знаем, что он любвеобилен, заботлив. Но мы желаем, чтобы Господь Бог ещё больше согрел его сердце любовью к Богу, любовью к людям, и чтобы он помогал нашему духовенству в деле спасения народа Божия.

Ещё раз поздравляю всех с замечательным днём. Желаю всем вам здоровья, сил, крепости духа и всех земных и небесных благ в вашей жизни, а главное – спасения души. Аминь».

После божественной литургии  состоялась трапеза, во время которой отца Пантелеимона поздравил настоятель прихода Всех Скорбящих Радость иерей Симеон Кичаков. Отец Симеон сказал: «Хочу поздравить тебя, отец Пантелеимон, с принятием ангельского чина. Сегодня за литургией мы были свидетелями многочисленного возложения на тебя чинов: ангельский чин, чтец, иподьякон, дьякон. У нас в приходе это совершилось впервые. Я тебя поздравляю от всего нашего прихода. Но если бы не было на это соизволения владыки, то не было бы такого праздника, не было бы мне, с чем тебя поздравлять. Владыка святый, вашим приездом Вы дали нам не только Ваши молитвы. Я переживал. Мы Вас редко видим, и я думал, что вот опять Вы приедете, а у нас тут опять всё очень скромно. Я знаю, что Вы любите скромность и не претендуете на пышность Вашему сану подобающую. Но так всё получилось, что и из других приходов приехали, и вчера у нас всё очень торжественно получилось, а сегодня очень молитвенно литургия прошла.

Сегодня я хочу пожелать отцу Пантелеимону в его подвиге подвизаться в миру, но быть иным, что и значит быть иноком. Мне вспоминается рассказ. Преподобный Макарий Великий рассказывал об одном монахе, который пошёл в Александрию из монастыря с поручением. На пути можно было бы многое увидеть, город посмотреть. Когда он вернулся, его спросили: «Что ты там видел?». А он ответил: «Только землю». Он так был погружён в молитву, что не смотрел по сторонам, а смотрел в землю. Вот как раньше подвизались. А как сейчас поступать? Если ты в аэропорту, тебе надо информацию о полёте прочитать, а если едешь, надо знать, куда ехать. Я тебе желаю, отец Пантелеимон, чтобы ты сохранился, помня этот пример. Взял из мира то, что есть доброго, пользовался бы этим добрым, но был бы иным. Вот этого я тебе желаю».

И ещё одно пожелание: пусть на земле всегда будут молитвенники, и пусть мир никогда не кончается.

Л. А. Кашина.
Православный вестник – Номер 74

Использованные материалы:
1. Последование монашеского пострига (еже есть мантия).
2. Послание Свят. Афанасия Великого к монаху Аммуну. http://www.mystudies.narod.ru/library/canons/athanas1.htm
3. http://www.sestry.ru/church/content/slug/oblachen/oblachen/index_html
4. Монашеское одеяние http://www.svetochpokrov.ru/downloads/monasheskoe-odeyanie_russkiemonastyri_CMYK.pdf
5. Иеромонах Софроний. Старец Силуан. С. 169 http://azbyka.ru/hristianstvo/dogmaty/alfeev_tainstvo_veru_54gall.shtml