Молитвенник за весь мир

Молитвенник за весь мир
Прочитайте эту страничку вместе с детьми

В нашем приходе произошло радостное событие. Митрополит владыка Иларион приезжал к нам и совершил монашеский постриг отца Петра. Знаешь, что это значит? А значит это то, что отец Петр поднялся на следующую ступеньку в своём служении Богу. Когда владыка Иларион его поздравлял, то сказал, что отец Петр был послушником, потом рясофорным монахом, а теперь пострижен в малую схиму (ты, конечно же, помнишь обо всех степенях монашества. Я тебе рассказывал об этом. А если ты забыл, то попроси маму почитать для тебя «От послушнинка до митрополита» в «Православном вестнике» № 69). Теперь у отца Петра другое имя. Его зовут отец Пантелеимон. А знаешь какое самое главное дело теперь у отца Пантелеимона? Я тебе скажу, потому что знаю этот ответ от самого нашего владыки. Главное дело отца Пантелеимона – молится за весь мир. Не за себя молится, не за меня или за тебя молится, а за весь мир. Видишь, какое важное дело.

Но я тебе хочу рассказать не только об этом радостном событии. Я ещё хочу тебе пересказать рассказ, который называется «Ненастоящий монах». Написал этот рассказ Денис Каменщиков. Мне и картинка к этому рассказу, которую нарисовал Фёдор Гаазе, очень понравилась. Вот она. Только я думаю, что ты можешь нарисовать ещё лучше. Но сначала послушай рассказ.

«Летом, когда в школе у Сережи шли каникулы, а мама с папой взяли отпуск, у Кирилловых встал вопрос о том, куда поехать отдыхать. На семейном совете было решено пожить и поработать в одном из восстанавливающихся монастырей. Старинная обитель находилась в красивейшем месте, на берегу живописного озера. В монастыре жил всего один монах — отец Амвросий. Это был человек могучего телосложения, с седой бородой, распахнутой на оба плеча. По приезде в обитель маму благословили готовить еду в трапезной, а папа помогал ремонтировать обветшалые монастырские кельи. Сережа прислуживал в алтаре и каждое утро ходил на рыбалку.

Однажды на рыбалке мальчик встретился с местным жителем из ближайшей деревни. Они разговорились. А когда в монастыре зазвонили к службе, Сережа сказал, что ему пора идти.

— И чего ты в монастырь приехал? — произнес вдруг местный житель. — Этот отец Амвросий человек дурной. Ездит на «мерседесе» в два таких монастыря ценою, на него все окрестные деревни работают, а он ходит и командует. Ест деликатесы заморские, спит на перинах, молиться ленится и в храм дорогу забыл. Ненастоящий он монах. Вот в древности были монахи… Преподобный Сергий, батюшка Серафим…

Сережа ушел расстроенный. В тот же день он решил испытать отца Амвросия и уже придумал как.

— Батюшка, можно я один день буду ходить везде с вами,— попросил он,— чтобы лучше узнать монашескую жизнь.

— Конечно, можно,— сказал отец Амвросий,— только я человек дурной, как бы ты в моем обществе не испортился.

«Надо же,— подумал Сережа,— сам признался».

— Сейчас мы поедем за сеном,— продолжал батюшка.— Обычно я езжу на «мерседесе» в два монастыря ценой, да он поломался, так что придется запрягать лошадь и ехать на телеге.

Отец Амвросий сам запряг лошадь в телегу, и они поехали в поле. Когда прибыли, батюшка сказал:

— Обычно на меня работают все окрестные деревни, а я только хожу и командую, да сегодня у них выходной, так что придется трудиться самому,— и, взяв вилы, начал кидать в телегу сено.

До вечера Сережа с батюшкой возили в монастырь душистое сено, а когда сели ужинать, на столе вместо деликатесов оказались гречневая каша с вареной рыбой и квашеная капуста.

— Обычно я ем икру и осетрину, да сегодня деликатесов не подвезли, так что налегай, Сережа, на кашу,— сказал батюшка.

После ужина отец Амвросий провел мальчика в свою келью.

— Сплю-то я на перинах из лебяжьего пуха,— сказал он,— да врач мне прописал спать на жестком, так что придется мучиться.— Батюшка показал рукой на застланное пледом дощатое ложе, служившее, видимо, постелью.— Молитвенник я никудышный, так что лягу-ка сразу спать.

— Батюшка,— сказал Сережа,— благословите завтра причаститься.

— Приходи спозаранку на исповедь. Утро вечера мудренее.— Отец Амвросий широко зевнул и, перекрестив рот, перед самым Сережиным носом закрыл дверь в свою келью.

Рано утром мальчик отправился в храм. Батюшки там не было. Прождав битый час, Сережа отправился искать отца Амвросия на территории монастыря. Батюшка поливал огород.

— А-а, Сережа… — положив в грядку шланг, сказал он.— Ведь я в храм-то дорогу забыл. Ты бы мне показал, где он.

— Так вон же, батюшка! — ничего не понимая, воскликнул мальчик.

Когда они зашли в церковь, отец Амвросий одел поручи и епитрахиль, прочитал молитвы и подозвал Сережу к аналою с крестом и Евангелием. Мальчик исповедовался. Батюшка стоял, молча глядя в окно.

— Батюшка, я все,— робко сказал Сережа.

— Это я понял, только отпустить грехи я тебе не могу.

— Как это? — не понял мальчик.

— Ну, монах-то я ненастоящий, не то что были в древности… Преподобный Сергий, батюшка Серафим… А раз я ненастоящий, то и власти отпускать грехи не имею.

Вдруг Сережа все понял и попросил у отца Амвросия прощения за то, что осуждал его.

— Каешься? — спросил батюшка.

— Каюсь,— кивнул мальчик. Отец Амвросий накрыл голову Сережи епитрахилью и прочитал разрешительную молитву».

Ну что, понравился тебе рассказ? Вот теперь ты можешь нарисовать картинку. Только не забудь принести её и показать мне. Храни Господь!